sarlynx (sarlynx) wrote,
sarlynx
sarlynx

Categories:

Быт человека новой формации, московский вариант: Дом Наркомфина

Познакомиться поближе с этим домом хотелось давно, но как легально попасть туда, где двери закрыты?  Оказалось, что здесь проводят экскурсии сразу несколько фирм. Мы всё откладывали момент посещения, но в этом году появилась информация о начале в Доме Наркомфина ремонтно-реставрационных работ и это стало существенным грузом на одной из чаш весов "идти сейчас - идти потом".
Дом Наркомфина - памятник архитектуры уже даже не российского масштаба. Здание получило всемирную известность как воплощение идей о формировании нового общества, где не было бы ничего личного, чуждого человеку новой формации. Понятно, что сразу отказаться от буржуазных пережитков сложно, поэтому появились дома переходного типа, где обобществление быта было лишь частичным. Таким был и дом по Новинскому бульвару, известный сейчас как Дом Наркомфина

Несмотря на чуждые сегодняшним настроениям идеи превалирования общего над частным, даже в наше время поражает то, насколько были проработаны отдельные детали проекта архитекторов Моисея Гинзбурга и Игнатия Милиниса, а также инженера Сергея Прохорова.
Живущий в этом доме человек должен был прежде всего получить определенную долю удобств и возможностей, которые обеспечивали бы не только самые простые потребности организма.
Вопросы инсоляции и борьба с вероятными эпидемиями решались за счет уникального сочетания в одном здании разных типов ячеек (здесь были ячейки F и K): галереи и коридоры на каждом этаже получились светлыми, а во всех квартирах было обеспечено сквозное проветривание. Мало того, продуманное расположение квартир позволило ориентировать все спальни на утреннее солнце, а гостиные на вечернее.

Типы ячеек, получившие названия по буквам латинского алфавита - A, B, C, D, E, F, были разработаны еще до строительства этого дома. Самой востребованной из них стала ячейка типа F. Достаточно просторная - 34 м2, - она предназначалась для малосемейных, здесь могли жить не больше 3 человек

Окно в спальне

Санузел

Гостиная с видом на американское посольство)

Площадь ячеек типа К, которые существуют только в Доме Наркомфина, уже 71 м2, в них есть две спальни и кухня. Правда, маленькая - всего 4.5 м2. Эти ячейки рассчитаны на 4-6 человек

Отдельное внимание было уделено отделке и меблировке. Для ячеек было разработано несколько вариантов цветовых решений. Руководил этим процессом немецкий специалист из Баухауса Хиннерк Шепер.
Создавая колористическую гамму, Шепер задумывается над вопросом управления психологическим состоянием человека, находящегося в ячейке. Он много рисует, перекрашивает несколько будущих квартир, проводит даже что-то вроде иследований в фокус-группах. В том числе выясняет, что, входя внутрь, мы не смотрим ни на пол, ни на потолок, а также то, что каждая гамма обладает своим собственным воздействием на восприятие людей. Яркие цвета сужают пространство и возбуждают настроение, холодные расширяют пространство и успокаивают.
В итоге, Шепер останавливается на трех видах цветового решения. Теплая гамма была основана на оттенках желтого и охры, холодная - голубого и серого. При этом решено было сделать спальни в холодных тонах, а общественные пространства (гостиные) в ярких. Отмечу, что никаких обоев в квартирах не было, все стены были покрашены
Цветовая гамма была продумана даже на этажах. Стены и потолок были выкрашены в разные цвета и определить, на каком этаже ты находишься, можно было по сочетанию цветов. Покрашены были даже ступеньки: горизонтальная черным цветом, вертикальная белым.

Что касается мебели, то к ее созданию привлекли один из факультетов Высших художественно-технических мастерских, которым руководил Лазарь Лисицкий. Мебель должна была быть компактная, встроенная, трансформируемая и комбинантная, чтобы из одного набора можно получить разные варианты расстановки. Кроме того, она должна была быть типовой, чтобы ее производство можно было наладить на заводах по всему Союзу, поскольку такие дома должны были строиться повсеместно



Так на эскизах появились откидные кровати и убирающийся за двери «кухонный элемент» – встроенный шкаф с минимумом оборудования для ячейки типа F, в которой кухня не предусматривалась вовсе

К сожалению, дальше проекта дело не пошло и в Доме Наркомфина мебель не была установлена. Чуть позже кухонные элементы появились в одном из других зданий



В 2017 году проекту дома исполнилось 90 лет. У архитекторов получилось создать уникальный объект, который как конструктор был составлен из кубиков-ячеек и соответствовал на тот момент всем основным принципам конструктивизма: кубические объемы, каркас в качестве основы, свободный фасад, свободная планировка, ленточное остекление и плоская кровля



Построенный в самом начале тридцатых годов, дом поражал современников прежде всего большим количество стекла и размерами - тогда это был самый большой дом в округе. А за форму его прозвали "дом-корабль" или "дом-пароход"

Поскольку это был дом переходного типа, предполагающий достаточно большую долю частного в виде не слишком крохотных квартир, в нем существовало и довольно обширное общественное пространство, как бы призывающее отказаться от семейного уединения и общаться с соседями.
Для этого в самом доме были широкие и длинные коридоры, в которых, по воспоминаниям жильцов, даже стояли лавочки. В эти коридоры выходили двери всех квартир на этаже

Для этой же цели - гулять и общаться, - были спроектированы и открытые балконы, на которых даже предусматривалось встроенное освещение



Правда, Гинзбург несколько переоценил жителей дома. Поскольку вход на балкон находился напротив двери каждой из ячеек, люди просто разгородили его, стали хранить здесь вещи и сушить белье. Кое-где на колоннах до сих пор можно увидеть следы от веревок

А предполагалось, что общественное пространство должно объединять жильцов. Кроме того, их надо было освободить от семейных хозяйственных повинностей, отнимающих много времени и не позволяющих трудиться на благо общества. Особенно это касалось женщин.
В построенном рядом коммунальном блоке должны были разместиться спортзал и столовая, а также читальня

В здании было витражное остекление буквально во всю стену, дававшее много света и воздуха

Предполагалось строительство отдельного корпуса для детсада, но эти планы не были реализованы, так что ради детей пожертвовали спортзалом, разместив детский сад на первом этаже коммунального блока. Кстати, гулять дети, говорят, ходили на крышу.
Столовая именно как столовая проработала не слишком долго, вместо нее сначала появилось что-то вроде кулинарии с едой на вынос, а потом это помещение вообще переоборудовали под коммунальную кухню, расставив здесь столы и плиты. Детский сад впоследствии тоже закрыли, разместив в этом корпусе типографию, которая сильно изменила внутреннюю планировку здания



Зато до сих пор сохранился крытый и теплый переход, которым соединялись жилой и коммунальный блоки

Находится он, правда, в аварийном состоянии

Впрочем, и оба здания не могут порадовать идеальным состоянием. Коммунальный корпус какое-то время стоял вообще заброшенный, а в жилом ни разу не проводилась реставрация. Те же работы, что были, не добавили молодости зданию



Одним из интересных решений были цветники по перимеру дома. В них были специальные отверстия для отвода излишков воды. Во время одного из ремонтов кто-то решил заделать эти отверстия, зимой вода замерзла, появились трещины и вода пошла внутрь стен



Та же история произошла с кровлей. Она плоская и в ней сделана ливневая канализация. На трубах стояли чугунные решетки, чтобы ограждать от попадания мусора. Но решетки сдали в чермет, трубы засорились, вода замерзла, повредив систему и стены

Между тем, строительные материалы, применявшиеся при возведении дома, тоже уникальны. И за это нужно благодарить инженера Сергея Прохорова. Он в то время работал главным инженером треста "Стройбетон" и сумел оптимизировать строительство, придумав и утепление, и вообще то, из чего дом строить.
Задачи, которые стояли перед Прохоровым - сэкономить и ускорить строительство. В итоге, он предложил делать бетонные блоки прямо на стройплощадке. Типов этих блоков было два. Одни назвали "Крестьянин", а вторые официального наименования не получили, их просто прозвали "блоки Сергея Прохорова".
Использованы в Доме Наркомфина и интересные тепло и звукоизоляционные материалы камышит, соломит и ксилолит. Соломит - это спрессованная солома, которой утепляли стены. Если приглядитесь, то увидите его на колонне

Фасад с другой стороны утеплен камышитом - это камыш спресованный с цементом. Вроде бы это он

Был еще ксилолит - по сути, это современная цементно-стружечная плита, ее использовали для звукоизоляции - клали на стены и пол.
Сейчас реставраторы внимательно изучают все материалы и конструкции дома, чтобы сделать вывод об их состоянии. Повсеместно можно увидеть следы взятия строительных проб







Есть данные, что армированные бетонные колонны, которые проходят через все здание и являются каркасом, находятся в хорошем состоянии, чего не скажешь о перекрытиях  и стенах. Блоки, из которых они состоят, будут частично менять, при этом используя для их изготовления те же технологии, что применялись при строительстве.
Дому Наркомфина вообще, как мне кажется, повезло с этой реставрацией. Есть не только желание восстановить исторический внутренний и внешний облик здания, но и все возможности для этого. Руководит работами внук архитектора Моисея Гинзбурга - Алексей.
Первые работы начались в нежилом коммунальном корпусе и сейчас он весь затянут сеткой



Работы в жилом корпусе осложняются тем, что дом до сих пор до конца не изучен. Неизвестна толщина перекрытий и стен, банально неизвестно где проходят коммуникации, а они, учитывая архитектуру внутренних помещений, каждый раз преподносят сюрпризы. Точных чертежей долго не было, лишь недавно их обнаружили в архиве Ле Корбюзье

Как сообщается на сайте мэра Москвы, "до конца 2017 года на объекте проведут демонтаж поздних надстроек и пристроек, а также работы по реставрации наружных стен, кровель, фонарей и подвальных помещений. Рабочие восстановят аварийные участки и воссоздадут металлические витражи коммунального корпуса. В 2018 году вернут первоначальную структуру интерьерам жилого и коммунального корпуса, восстановят планировки квартир, коридоров, вестибюля и других общественных пространств. На финальном этапе специалисты проведут отделочные работы и благоустроят территорию".
За время существования дома в квартирах-ячейках мало чего осталось от первоначальных планировок и тем более цветовых решений. Реставраторы слой за слоем снимают старую краску, чтобы определить исходные цвета для каждой из квартир и затем вернуть ячейке первоначальный вид.
Вот так помещения в Доме Наркомфина выглядеть уже не будут
 
Пока реставрацию в доме проводят сегментарно, пробуют варианты и сочетания.
Вернется и еще одна немаловажная деталь облика - дом снова будет стоять на "ножках". По задумке архитекторов, его центральная часть была свободна от стен и под ней можно было проходить, прогуливаясь по т.н. "Шаляпинскому саду". В послевоенное время, когда в городе остро стоял вопрос нехватки жилья, эту территорию заложили кирпичом, углубили пол, поделили на квартиры и заселили



Все это будет убрано и дом вновь не будет нарушать пространство сада, который когда-то спускался еще ниже



В конце всех работ мы должны увидеть такой результат. С цветами не только в парке, но и вновь в ящиках под окнами
   
Домов переходного типа было построено шесть. Еще три возвели в Москве, по одному в Свердловске и Саратове. Саратовский до сих пор остается жилым, хотя, как и в ситуации с Домом Наркомфина, первоначальный замысел обобществления быта и разбился о реальность. Посмотреть на него снаружи и оценить внутри предлагаю в следующий раз.

Быт человека новой формации, саратовский вариант: Дом-коммуна

Tags: Москва, архитектура
Subscribe

Posts from This Journal “Москва” Tag

  • Новогодняя Москва - 2020. Музыкальное "Путешествие в Рождество"

    Музыка на фестивале "Путешествие в Рождество" и в предыдущие годы была непременной составляющей праздника, но в этот раз любители…

  • Новогодняя Москва - 2020. Ночное великолепие, ч.2

    Увидев в интернете фотографии этого места, я сначала долго пыталась понять, что вообще здесь пытались изобразить, потом объяснить для себя выбор…

  • Новогодняя Москва - 2020. Ночное великолепие

    Москвичи вздыхают и стараются без крайней необходимости не выбираться в центр, зато бесстрашные гости столицы заполняют все подходы к Красной…

  • Новогодняя Москва - 2020. Елочная столица

    Новый год без елки или сосны все равно, что лето без солнца - жить можно, но ощущения не те. Москва в этом году, похоже, решила чуть ли не каждому…

  • Новогодняя Москва - 2020. Праздник на Тверской

    Погулять, может, сходить в музей или предаться давно забытому ничегонеделанию - примерно так мы с мужем планировали провести короткие совместные…

  • Плёнка

    Почему люди по-прежнему любят снимать пленочными камерами? Возможно, потому, что в плёнке нет гламурной глянцевости, заполонившей виртуальную жизнь.…

  • Останкинская башня. Пять лет спустя

    В Москве столько возможностей для прогулок и культурного досуга, что мы редко ходим в одни и те же места. Всегда хочется посмотреть что-то новое. На…

  • Просто космос!

    Космические корабли привычно бороздят просторы Вселенной, всех космонавтов уже никто не знает по именам, а их работа перестала считаться…

  • Modern talking

    Давно живём не в пещерах, а общаемся подчас так же: смайлики и символы в интернете и мессенджерах и наскальная настенная живопись в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments